finofinodelgado


Finofinodelgado

Заметки о странах и городах


Драконье дерево
finofinodelgado
Ученик Иова-драконоборца Эйрон в своих записках утверждает, что Иов отправился в далёкое плавание с целью сбросить драконий зуб в жерло древнего вулкана, и уничтожить его в горящей лаве навсегда. Однако, когда Иов уже был на самой вершине, сильным порывом ветра драконий зуб вырвало из его рук, и унесло. В том месте, куда зуб упал, выросло драконье дерево, и сок его и по сей день лечит раны и сращивает переломы.
Конечно, это бред полуграмотного недоучки.
Иов-чернокнижник, будучи учёным человеком, прекрасно знал, что жерла остывших вулканов закупорены, и сбросить туда что-либо вряд-ли получится.
Естественно, никакой ветер не смог бы вырвать драконий зуб из рук даконоборца и уж тем более унести вдаль: это ведь зуб гигантского чудовища, черт возьми, а не пёрышко или пушинка! Естественно, из драконьих зубов ничего не вырастет, сколько их не посевай, разве что из застрявшего в дупле порченного зуба зерна, но кто видел порченные драконьи зубы, и кто видел драконов, пережевывающих зернышки вместо мяса?
Сокотрийский эпос тоже недостоин доверия. Сокотрийцы утвержадют, что на их острове жил некогда дракон, нападавший на слонов, и пивший их кровь. Но вот однажды старый слон-вожак сразился с драконом, упав на него, и раздавив кровожадную тварь. Кровь гигантов смешалась, и намочила землю вокруг, и из земли этой и выросло драконье дерево.
Это тоже чепуха.
Совершенно понятно, что слон не смог бы победить дракона, а скорее всего был бы зажарен последним на обед или ужин.
Каждый знает, что земля не принимает крови дракона, и на том месте, где была пролита эта кровь, никогда ничто больше не вырастет.
Короме того, остров Сокотра слишком мал для дракона, и слишком жакрий и пустынный для слонов: кроме стервятников. газелей и летучих мышей там никто не живёт.
Пожалуй, наиболее достоверным является краткий абзац в дневниках самого Иова-драконоборца.
Драконье дерево упоминается там скорее как источник медицинского средства, традиционно называемого драконьей кровью, чем скаральным местом, скрывающим древний артефакт.
Примечательна своей оригинальностью его версия происхождения целебного растения: в то время, как практически все источники считают, что дерево произрастает из зубов, костей или крови убитого дракона, Иов замечает, что драконник растёт только там, где в землю упали драконьи слёзы.
К сожалению, оригинальная версия тоже неверна.
Ведь драконы никогда не плачут.
И вопросов оказывается больше чем ответов.
Для чего отправлялся Иов в далёкие станствия в таком почтенном возрасте?
Где на самом деле спрятал он драконий зуб?
И для чего привёз, сохранил, и передал своим ученикам так много зерен драконьего дерева?
Именно одного дерева?
Именно этого?

Золотой петушок
finofinodelgado
Обычно писать о петушках следует осторожно, памятуя о неоднозначном отношении общественности, но в данном случае все ограничения снимаются, ибо наш петушок оказался курочкой.
Конечно, полностью раскрыть свой талант молодой сопранистке Еве Бодоровой не удалось,- кроме как "Ку-ка-ре-ку, царствуй, лёжа на боку" курочка больше ничего не поёт.
Правда, удалось покрасоваться на сцене в замечательном костюме (дизайн, скорее всего, был сплагиачен из дягилевского балета 1914 года).
Зато музыкальный и драматический талант раскрыл сочный баритон Борис Стаценко, отыгравшый выше всяких похвал.
Подкачал только постановщик Бертман.
Мы, как выходцы из постсоветских стран, получили от оперы Римского-Корсакова огромное наслаждение.
Но, боюсь что местные зрители отчитаются дома о совсем других впечатлениях.
Намёки, которыми Бертман наполнил оперу, относились к тем ярким явлениям девяностых, которые наврядли были известны или понятны немецкой публике.
Видимо, этим и объясняются прохладные отзывы об опере в прессе.
Но обо всём по порядку.

Золотой Петушок - это сатирическая опера, в которой высмеивается тогдашняя государственная элита.
Но когда смотришь это на сцене, с ужасом понимаешь: в стране ничего не изменилось за сто с лишком лет. Совершенно ничего. Абсолютно.
Пьяный совет в бане. Глупые, бездарные руководители - сыновья да кумовья. Со всех сторон окруженная врагами Россиюшка, и извечный вопрос:

только как нам быть с соседом, где исход найти всем бедам?

При решении этих сложных вопросов государственной важности необходимо проконсультироваться с гадалкой, да только бояре никак не определятся, какое гадание лучше: на квасной ли гуще, или на бобах:

- На бобах оно виднее.
- Гуща лучше!
- Боб вернее!


Единственного здраво рассуждающего человека, пытающегося образумить пьяных дурачков, причисляют к либерастам и предателям:

Царь Додон: Он с врагом не заодно ли? Рассердил меня до боли!
Гвидон: Он изменник! Для него царь не значит ничего!
Бояре: Бить его, берись дружнее! Бить его, вяжи злодея!


И здесь еще нет руки постановщика Бертмана, это всё еще первозданный текст оперы, либретто Бельского, какой-то там древний 1908 год.
Удивительно современно смотрится Римский-Корсаков в сегодняшних реалиях. Поразительно современно.
Для западного зрителя Бертман добавил в оперу немного сочной клюквы. Шикарная деревянная баня, где, собственно, и держат совет. Водка и пиво, льющиеся рекой. Огромный стол в партбюро, уставленный телефонными аппаратами, генерал с ядерным чемоданчиком, следущюий за царём по пятам, пьяные царские танцы, поразительно напоминающие нетрезво танцующего Ельцина из 1996-го. Три эпохи: царская, советская и современная России слились в единое нечто, грозное и жалкое, нищее и гордое, весёлое и грустное.
Кульминацией оперы и лучшей сценой постановщика я считаю возвращение армии царя Додона домой.
Сцена организована так, будто бы это выход из таможни аэропорта.
И вот открываются и закрываются дверки, и из глубины сцены, из таинственной заграницы, появляются солдаты Додона.
Увешанные шубами, несущие в руках голландские сыры и ноги хамона, в футболках "я люблю Америку" и в бейсболках, - сколько раз подобную сцену видели мы в наших аэропортах в девяностые?
Грозная армия превращается в кучку оглодалых людей, дерущихся за экземпляр журнала Плейбой.
Царя, не выполнившего своих обещаний, убивает петушок.
И только мудрый звездочёт, дистанцирующийся от этого сюрреалистического действа (хотя именно он дёргает за ниточки повествования), изречёт в конце вечную пушкинскую фразу:
сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок!
Впрочем, добрые молодцы давно уже разучились видеть и слышать намёки.
Да и уроки истории, как показывает современность, ничему их не научили.
Грусть, печаль, тлен и боль.


Вечерние сентиментальные заметки о трудном детстве и деревяных игрушках
finofinodelgado
Уроки музыки у нас проводили в мрачном классе-амфитеатре, уставленном громоздкими резными шкафами с партирурами.
Слева падал рассеяный светлыми шторами осенний свет, внизу стояло чёрное пианино, крышка которого запиралась миниатюрным ключиком.
Еще помню, что парты и стулья были великоваты для нас, младшеклассников.
Стены кабинета были увешаны чёрно-белыми портретами композиторов. Портреты развешивали вдумчиво: по эпохам, группам, направлениям, а главное - очень высоко, практически вне досягаемости пакостливых детских ручек.
Учительница музыки была молоденькой полноватой брюнеткой. Она носила чёрные обтягивающие платья или костюмы, и иногда приходила на урок с заплаканными сентиментальными глазами. Поговаривали, что у неё случилась какая-то личная трагедия, которую я даже записал в свой блокнотик - а я тогда мечтал стать писателем, - который я благополучно потерял много-много лет назад.
Уроки проводились просто.
Немного рассказывали о биографии композитора, музыканта или группы, а затем грустная учительница или ставила пластинку, или включала громоздкую бобинную музыкальную систему, или даже обычный магнитофон, а частенько просто садилась за чёрное пианино, закатывала заплаканные глаза к потолку, и чувственно играла нам, практически всегда без нот.
От нас же требовалось послушать, а затем написать краткое сочинение со своими впечатлениями от музыки, и соображениями по поводу оной.
За сочинения все получали пятёрки, и думалось, что их не проверяют.
Но, выслушав однажды пару колких замечаний о моём сочинении про Мусоргского от учительницы языка и литературы, я сообразил, что всё это время наши сочинения благополучно приземлялись на  ёё необъятный, заваленный бумагами стол.
Мусоргского я запомнил за смешную фамилию.
Балакирёва и Римского-Корсакова - просто потому, что их портреты висели рядом.
После урока музыки, где впервые прозвучали эти имена (мы, конечно, думали, что Римский и Корсаков это два разных человека),незамедлительно была огранизована могучая кучка в составе моей первой и соседней второй парты слева у окна, к которой позже подключилась третья парта, и даже половинка соседних центральных.
И хотя кучка эта и вызывала скептические, а часом и презрительные улыбки учителей, просуществовала она долго, да и могучие представители оной не так уж и плохо устроились в этой жизни.
Потом мы стали физматом, и уроки музыки прекратились.

Собственно, о чём это я?
Что навеяло эти сентиментальные воспоминания о славных временах, когда словосочетание "ложная каденция" еще не вызывало трепетного чувства сопричастности, а словосочетание "контрольная по математике" внушало ужас и вызывало боль в животе, спине и пониже последней?
Конечно же, это опера Римского (или Корсакова, или их всех вместе) "Золотой петушок", на премьеру которой мы выбрались на прошлых выходных.
А так как постановка оказалась необычной, интересной и примечательной, следует написать об этой опере отдельно.
Чем мы и займёмся в ближайшее время. А то я как-то забросил театральные обзоры. Непорядок, нужно исправляться.

Дон Карлос
finofinodelgado
Оперы великого композитора Верди не бывают скушными.
Насыщенные, богатые музыкально, сильные драматургически - неудивительно, ведь многие из них созданы по сюжетам великих драматургов Шекспира и Шиллера.
Даже самая длинная опера Верди "Дон Карлос" - почти четрые часа чистого звучания - не позволяет зрителю расслабиться ни на минуту.
Итальянские оперы 19 века это оперы бель канто.
Для слушателя это означает прежде всего то, что музыка сфокусирована на ариях, а оркестр играет второстепенную роль.
Тоники и доминантные аккорды, просто большой аккомпанемент на заднем плане, а всё внимание композитора (и зрителя) сосредоточено на чувсвтах пресонажей, т.е. на ариях.
Так называемый эффект большой гитары.
Замысловатый шиллеровский сюжет дал Верди вволю насладиться компонированием арий: соло, дуэтов, трио.
За время оперы каждый сможет спеть с каждым.
Шесть ключевых персонажей, сколько же это будет? С из шести по два? Никогда не любил комбинаторику, но всегда уважал мужские дуэты.
Дон Карлос - сумасшедший.
Это исторический факт. Получив травму головы 18-летний принц чудом выжил. Его спасла трепанация черепа, проведённая блестящим врачём и анатомом Андреасом Везалием.
В шестнадцатом веке не очень-то умели проводить трепанации, и после операции парнишка слегка обезумел.
Припадочность и дефективность прекрасно изобразил на сцене роскошный тенор Жанлючия Терранова, но инсценровщику показалось мало.
В знаменитой сцене аутодафе, где шесть посланцев Фландрии сжигают на костре по приказу Филиппа второго, он появляется на сцене в безумном шутовском колпаке.
Попытка захвата в заложники отца проваливается, посланцев казнят, а безумный Карлос остается на сцене, взобравшись на стул в углу, как наказанный глупый ребёнок.
Легкие, воздушные деревянные конструкции, использующиеся на сцене в качестве мебели, как и мягкое жёлтое боковое освещение созадют иллюзию солнечной и беззаботной Испании.
Конструкции поднимаются и перемещаются по сцене, но лишь один элемент неизменно и нерушимо остаётся в центре.
Кровать.
Кровать как причина интриги: отец и сын не поделили женщину.
Кровать как смертное ложе: опера начинается со сметри Карла пятого, и заканчивается смертью Дона Карлоса.
Дон Карлос это и наполненное сочными шиллеровскими цитатами либретто, и великолепное исполнение, и прекрасное музыкальное сопровождение под руководством украинского дирижера Андрея Юркевича.
Дон Карлос - это кусочек Испании в Дюссельдорфе.
Кусочек Испании итальянского композитора по сюжету немецкого драматурга.


Газометр в Оберхаузене
finofinodelgado
При выплавке чугуна в доменных печах образуется доменный газ.
Поскольку доменный газ горит, его можно использовать повторно, например, в газовых двигателях на воздухонадувных станциях.
Для этого газ следует где-то хранить. Почему бы не построить гигантский газгольдер высотой 105 метров?
Газгольдеры отошли в прошлое в восьмидесятых годах прошлого века, когда трубы с дешевым российским газом были проложены везде, где только можно.
Экономить на топливе стало не нужно, и европейские газгольдеры гнили на свежем воздухе.
Наш герой из Оберхаузена - исключение.
Гигантское сооружение было решено сохранить и превратить в выставочный центр.
Многотонный диск, "плававший" на газе и создающий необходимое давление, опустили и закрепили на высоте 5 метров.
Для того чтобы диск плотно прилегал к стенкам газгольдера по ним стекал густой и вязкий мазут, прекасно изолировавший газ от окружающей среды, и позволявший диску скользить вверх и вниз в зависимости от наполнения сосуда и создаваемого давления.
Мазут давно отмыли, но терпкий масляный запах остался в газгольдере и по сей день.
Сооружение-исполин стоит в Оберхаузене с 1929 года.
Это часть Европейского Индустриального Пути, и на газгольдер стоит посмотреть.
Говорят, однажды его заполнили доверху водой, и каждый желающий мог поиграться в "дайвинг".
Сейчас там выставка шедевров мирового искусства - репродукции, конечно.
Но в Оберхаузен нужно ехать не ради выставки.
Просто побывайте на крыше гигантского газомтера  - крупнейшего сохранившегося газгольдера Европы.
Оттуда прекрасный вид.
И, да, там есть лифт, так что пыхтеть до высоты 105 метров не придется.



Кведлинбургские реликвии в Замке-на-Горе
finofinodelgado
После второй мировой Кведлинбург отошёл советам.
Сорок четыре года совка дают о себе знать и сейчас: пожалуй, более неухоженного всемирного наследия ЮНЕСКО в Германии я еще не видел.
Кведлинбург известен туристам прежде всего фахверковыми домиками - их сохранилось более тысячи.
В ГДР, видимо, не было ресурсов заниматься сохранением этих домиков, и они обветшали, постарели, отсырели, и местные (или неместные) власти даже намеревались снести это старьё к чертям, и застроить всё панельными многоэтажками.
К счастью, жители гордка сумели отстоять своё достояние.
Тысяча домиков шестнадцатого века стоит и по сей день.
Словно игрушечные, как будто сказочные.
Фахверк это каркасное сооружение: косые и кривые балки, а пространство между ними залеплено глиной.
Фахверк как мазанки - требует постоянного ухода.
Порой кажется удивительным, как такие хрупкие сооружения простояли пять веков.
Но я приехал в Кведлинбург не ради тысячи древних домиков.
Меня интересовала одна христианская реликвия, сохранившаяся в Замке-на-Горе.
Там, в тёмной и холодной сокровищнице, под прицелом видеокамер и ламп, за толстым пуленепробиваемым стеклом, окруженная знаками о запрете фотографирования, хранится розоватая крупная амфора.
Одна из шести.
Это та самая амфора, в котрой Иисус превращал воду в вино на свадьбе в Кане Галилейской.
До определённого момента Иисус не совершал чудес, излечений, превращений и воскрешений публично.
Богородица видимо знала о даре своего сына, поэтому, когда на свадьбе, где был Иисус с матерью и учениками, хозяевам дома не достало вина, она намекнула сыну, что можно помочь молодожёнам.
Иисус ответил с неохотой: "Еще не пришло время моё", однако молодожёнам помог, превратив воду из шести сосудов в хорошее вино.
[Новый завет, Ин. 2: 1-11]На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? ещё не пришёл час Мой. Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры. Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, — а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, — тогда распорядитель зовёт жениха и говорит ему: всякий человек подаёт сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберёг доселе. Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его

Мера - это примерно 26 литров. Шесть сосудов по 2-3 меры это около 400 литров вина, и вино это принесли под конец пира, когда гости были уже пьяны.
Можно представить себе масштаб свадьбы и количество гостей.
Сосуд, амфора, или водонос, находящийся в Замке-на-Горе в Кведлинбурге, - одна из наиболее ценных христианских релквий, хранящихся в Германии.
Впрочем, несмотря на уверения служителей местного аббатства, я подозреваю, что это не настоящий сосуд.
Конечно, я не могу измерить объем музейного экспоната, но на глаз...
На глаз в этот сосуд и одна мера не войдет, а уж 2-3, как сказано в Библии, и подавно.
Ценность реликвии определяется не её подлинностью, а отношением к ней и верой.
Тысячу лет хранит Замок-на-Горе двухтысячелетнюю амфору как священную реликвию.
Мне ли, бренному, судить о её подлинности?


Раммельсбегрские рудники
finofinodelgado
Европейская индустриальная культура - это неотъемлемая часть той современной социальной, сытой и защищённой Европы, которую мы сегодня знаем.
Потребности индустрии породили сильное техническое образование, здоровый компромисс межуд нуждами рабонтиков и желаниями производителей лежит в основе трудового законодательства. Сложно себе представить, но еще в шестидесятых в центре современной Европы, в Германии условия работы шахтёров были едва ли не хуже аналогичных условий в совке.
Я люблю индустриальные музеи именно за эту возможность: посмотреть как было ТОГДА, окунуться в ту далёкую эпоху, когда всё зарождалось, посмотреть на эволюцию инженерной и организаторской мысли. Однажды я уже писал о ртутных рудиках Альмадена, сегодня черед Раммелсьбергских рудников.
Раммельсберг - это гора неподалёку от горда Гослара.
В Госларе варят свое, особое пиво, древнее, как и сам городишко. Называется оно Госэ, по-видимому, от названия протекающего поблизости ручья. Пиво производится с нарушением нак называемого Райнхайтсгебота - закона о чистоте пива, согласно которому пиво делают только и исключительно из трех ингридиентов: воды, солода и хмеля.
Всё дело в том, что госларское пиво - древнее этого самого закона.
В Госэ добавляют самую чуточку кориандра и поварёной соли.
Пиво сочное, ароматное, янтарное.
Вокруг Гослара - высокие и толстые крепостные стены: богатый город у неистощаемых рудников следовало тщательно охранять.
Сами рудники сокрыты в глубине гор. Видно лишь кориченевые деревяные здания цехов.
Вход в музей - через главный корпус, построенный во времена Фюрера.
Руду долбили кирками, а чтобы поднимать ёё на поверхность использовали воду.
Из озера неподалёку воду направляли в глубь скалы, где она вращала гигантские восемнадцатиметровые колёса.
Колёса собирали уже внури шахты, в темноте, при свете лампадок, подгоняя изготовленные на поверхности детали друг к другу.
При свете лампадок делалось вообще всё. На неделю шахтёру выдавалась наполненная лампа. Масло следовало экономить, и чтобы смотивировать работников действовало простое правило: всё, что не израсходовал до конца недели, можешь забрать домой.
В случае же перерасхода новое масло не выдавалось - работать нужно было в кромешной тьме.
Колёса вращали барабаны, на барабаны наматывался трос, вверх и вних сновали ролетки с рудой.
Пористая гора пропускала воду, и любые осадки со временем проникали в самую глубь шахты. Работать приходилось в постоянной сырости, а на голову то и дело капала вода.
Переодевшись в робу, сухую и чистую одежду шахтёры подвешивали в специальную корзину, которую поднимали под потолок раздевалки: не украдут, и сухо.
Да и "раздевалкой" это помещение особо не назовёшь: гигантский цех с семистами корзинами над головой, и бесконечными длинными лавками.
Технология мало изменилась за тысячу лет существования рудников.
Разве что лампы заменили на электрические, и вместо воды использовали электромотор, а вместо лошадей - электрокары.
Раздевалка не изменилась совершенно.
В 1989 году шахты закрыли.
Работников распустили, а цеха превратили в музей.
В одном из залов до сих пор стоит одна вагонетка с рудой.
Со скромной надписью мелом: последняя вагонетка из тысячелетней шахты.



Как устроен правительственный атомный бункер?
finofinodelgado
Продолжаем милитаристскую тематику.
Я побывал в сверхсекретном правительственном атомном бункере под городком N. и даже ухитрился пофотографировать секретные инсталляции из-под полы.
Бункер строился в период между 1960 и 1972 годом, и является самой дорогой стройкой Германии (дороже, пожалуй, только берлинский аэропорт - хаха, это была шутка понятная только знакомым со случаями коррупции в современной ФРГ).
Это гигантсткое сооружение протяженностью 18 км представляет собой по-сути тоннель, прорытый в своё время еще до первой мировой в качестве железнодорожного пути.
Тоннель был укреплен, углублён, и застроен бетонными конструкциями из рассчёта на 20-килотонную атомную бомбу.
Бункер должен был укрывать 3000 человек, и мог быть полностью автономным до 30 дней.
Огромные склады были забиты армейскими сухими пайками, имелась собственная скважина. Для быстрых перемещений по 18-километровому бункеру предусмотрели электрокары.
1000 коек давала возможность спать всем - в три смены.
Помимо стандартных помещений - дезинфекционного бокса, медицинской станции, контрольного центра, имелась собственная киностудия: для записи экстренного сообщения правительства немецкому народу.
Единственное, чего не предусмотрели строители, это помещений для развлечений.
Одно, правда, имелось - небольшая парикмахерская, предназначенная в первую очередь для правительства, но доступная всем "жителям" бункера.
Постоянную вахту несли примерно 180 солдат: они занимались поддежранием в рабочем состоянии всех станций и систем.
Регулярно проводились учения.
Впечатляет контрольный центр: без единого транзистора (тогдашние не выдрежали бы радиации), вся электроника на лампах и кнопках, и вообще все выглядит как в постапокаллиптичесих игрушках типа Фоллаута. Впрочем, о чём это я - игрушки срисовывали с реальных бункеров, а не наоборот.
Строительство и содержание бункера происходило в атомсфере строжайшей секретности. Впрочем, такая огромная стройка не могла пройти незаметно, и местные жители просекли подземные работы: народ судачил о строительстве подземного борделя или роскошного торогового центра. Сроителей набирали из благонадёжных местных солдат со стойким нордическим характером. Строжайшая подписка о неразглашении, конечно.
Секретность, как и всё строительство было напрасным.
К моменту окончания строительства 20-килотонные бомбы казались детскими игрушками - атомные державы научились клепать боеголовки до 300 килотонн.
В ряды строителей с первого же дня был инфильтрофан шпион из ГДР Лорнец Бетцинг.
СССР знал о бункере всё или почти всё.
Самая большая стройка ФРГ оказалась пустой тратой денег налогоплательщиков.






Одноместные бункеры во второй мировой
finofinodelgado
  Неподалёку от моего дома что-то строили и откопали три одноместных бункера, так называемых "Сплиттер-шутц-целле" (Splitterschutzzelle, букв. ячейка защиты от осколков).
Такие бункеры предназначались для использования в качестве наблюдательных пунктов, а также для защиты сотрудников стратегических объектов, где не было бомбоубежищ. Это наш случай: бункеры, скорее всего, стояли для защиты сотрудников железной дороги.
Рассчитаны были такие бункеры на однгого-двух человек, имели смотровые ячейки, и гнездо-отверстие для крепления пулемёта.
Чтобы при взрывах ячейки не переворачивало, их строили на фундаментах.
Бункеры семидесятилетней давности удивительно хорошо сохранились.
Теперь вот община решает, куда их приткнуть.
Надеюсь, они станут украшением местного парка.


Дееее ми з тобою будем, коли закінчиться їхня війна...
finofinodelgado
Ровно три года назад, под музыку ОЭ (пенся, вынесенная в заголовок еще не была написана), на стареньком, забитом под потолок вещами Ситроёне, в полуприподнятом-полуиспуганном насторении, с тем странным чувством внизу живота, которое знакомо каждому, я въехал в Германию.
Тогда я еще ничего не слышал про Карнавал в Кёльне, и удивлялся, как внезапно окзазались забитыми все отели.
Не умел давать нетолерантные немецкие чаевые.
Не ел мэтт (сырой свиной фарш - фу какая гадость).
Не знал, чем отличается Обстлер от Мирабелленшнапс.
И вообще был зелёным нестреляным воробьём.
Время летит быстро.
Очень быстро.
Юбилей.

?

Log in

No account? Create an account